glazo (glazo) wrote,
glazo
glazo

Category:

Кролики-9

Серия о кроликах (0, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 6a, 7, 8, 9, 10)

— Умоляю, скажите, какой это город?

Город на заднем плане картины Мантенья «Моление о чаше», понятное дело — Иерусалим. Но как художественный прототип города этой картины обычно упоминается Рим.
(по щелчку открываются картинки крупнее )


Так, например, стенная башня справа действительно напоминает римскую Сторожевую башню (Torre delle Milizie см. ниже посредине).
Триумфальная колонна напоминает римские колонны Траяна (слева внизу) или Марка Аврелия (справа внизу):


А большое округлое здание слева — может быть каким-то подобием Колизея.

А может и не быть. Да и спираль вокруг колонн закручена в другую сторону, а стоят на них, что Марк, что Траян — оба безлошадные.

Да это и не Рим совсем! Только взгляните: на башнях полумесяцы !

Другой это город.
И описал его итальянский путешественник начала 15 века, которого звали Кириак из Анконы, а сейчас его некоторые даже зовут отцом археологии. Записки и зарисовки его путешествий пропали в пожаре ещё в 1514 г., но часть дошла в виде копий.
И вот в 1418 г. он описывает город, окруженный кирпичными стенами, где есть большой храм, а рядом с ним колонна, увенчанная бронзовым всадником, а рядом находится ипподром, торец которого изгибается дугой и украшен колоннами, и ещё две колонны со спиральным узором по стволу стоят отдельно.

И есть списки с карты 1420 г. Кристофоро Буондельмонти, на которой этот город изображен (слева вверху вся карта, остальное — её детали):


(вот справа внизу: иподром даже подписан — ypodromos).

А вот и конный всадник на колонне (в левой руке, между прочим, держава):




Одним словом, этот город — Константинополь.
А эта колонна — триумфальная колонна Юстиниана.

Вот ещё одно изображение в оксфордском манускрипте Notitia Dignitatum (Bodleian Library Canon Misc. Gr. 378, fol. 84r). Простенькое, но сделанное точно в 1436 г.

И если вспомнить, то у Мантенья за городом вздымаются тоже две скалы :)

А вот крепостная башня на картине и одна из башен наземных стен Константинополя.

Обе башни в своих старых частях сложены чередованием слоев кирпичной и каменной кладки (правда, на картине слои кирпича толще каменных, а в Константинополе — наоборот). В восстановленных частях башен такой слоистости в обоих случаях уже нет.

Да, забыл, а это очень важно. О полумесяцах на башнях.

В 1453 г. Константинополь был захвачен турками-османами под предводительством Мехмеда II.
Всё. Восточная Римская империя окончательно рухнула. Над башнями замаячили полумесяцы.
И вот на рисунке примерно 1500 года видно, что на триумфальной колонне больше нет конной статуи Юстиниана:

(кстати на этом рисунке хорошо видно устройство ипподрома с двухъярусными колоннами на левом закруглении).
Вскоре не стало и самой колонны.

Картину Мантенья датируют 1456-1460 гг.
И в это же время, а точнее, в августе 1458 г. был избран римский папа Пий II. Он в 1459 г. собирает религиозный совет в Мантуе для объединения христианских стран в крестовый поход против турков и для освобождения Константинополя.
А ведь ещё в 1457 г. Лудовико III Гонзага приглашал Андреа Мантенья к себе в Мантую, куда тот, собственно, и перебрался в 1460 г., став там придворным художником.
И если он нарисовал Иерусалим как Константинополь, только что павший под турками, то и контекст всей картины «Моление в саду» можно толковать как мольбу о спасении от этого бедствия и о победе. Кто знает...

Папа в 1459 г. даже организует военный рыцарский Орден Святой Марии Вифлеемской, рыцари начали биться, но не сложилось (хотя орден и дожил до наших дней, достойно показав себя во время Второй Мировой войны).

У Пия II ничего не получилось. Все были очень заняты. Только что закончилась Столетняя война, и надо было затевать уже войну Белой и Алой Розы, Бургундские войны. Извините, некогда.

А дальше — известная цепочка событий. В 1455 г. родилась племянница последнего императора Константина. Её отец Фома, владыка Пелопонеса, вынужден был бежать в Рим, туда перебирается потом и его семья. Он с женой вскоре умирают, сироты воспитываются, и эту самую племянницу, для укрепления единого фронта против турков, и одновременно, для налаживания религиозных уз, сватают великому князю Ивану III.
И она, Софья Палеолог, в 1472 г. катит со свитой в Москву. Поэтому её внук, Иван Грозный имеет такой южный, понимаешь, вид.
Третий Рим, понимаешь.


С Византией ведь у нас особые отношения.
Есть хорошая такая работа: Белоброва О.А. Статуя Византийского императора Юстиниана в древнерусских письменных источниках и иконографии. Византийский временник. Т. 17. М.-Л., 1960. C. 116–123.
Я её переписывать не собираюсь, но выложу ссылку на pdf, а здесь лучше приведу две изображения икон с колонной Юстиниана:

Икона «Покрова пресвятой Богородицы», конец XV — начало XVI в. (ДРЖ № 2142, бывш. № 2106 из собрания Н. П. Лихачева) Государственный русский музей


Икона «Всемирное воздвижение креста», вторая половина XVI века (№ 20694) Третьяковская галерея


Образцовый рисунок Софии Цареградской с колонной Юстиниана, которым потом пользовались иконописцы, сделал в начале XV в. Феофан Грек.

Кстати, о другом греке: Кассиане Греке, который прибыл в Москву в свите Софии Палеолог в 1472 г.
Уже через год после прибытия он оказался пострижен в монахи в Ферапонтов монастырь, а где-то ещё через пять лет сам основывает пустынь: Кассианов Учемский монастырь, где и умирает в 1504 г.
В конце 1930-х монастырь был взорван, но в 1993 г. местный краевед В.Г. Смирнов на его месте поставил часовенку.


Дальше цитирую: в 1994 году по проекту мышкинца Василия Тёркина в Учме была постороена деревянная церковь во имя святых Анастасии и Кассиана. И настолько она понравилась всем вокруг, что наши друзья итальянцы из провинции Кунео захотели иметь у себя что-то подобное. Теперь в Италии, в маленьком городке Мальяно Альфиери стоит построенная русскими мастерами деревянная часовня.


Часовня Св. Анастасии, г Мальяно Альфиери, провинция Кунео, регион Пьемонт.
Cappella di Santa Anastasia, 12050 Magliano Alfieri (Cuneo)
44°45'46,65" с.ш., 8°3'54,21" в.д.

Я не знаю, какая именно из трех Святых Анастасий покровительствует этой часовне, но для сюжета лучше подходит знатная гречанка, родом из Константинополя, которая бежала от преследований императора Юстиниана в Александрию, где поступила под видом монаха в монастырь, в котором провела 28 лет до самой смерти не узнанной.

Таким незамысловатым, но пожалуй единственно возможным путем вернувшись из с. Учмы, Мышкинского р-на, Ярославской области назад в Италию к Андреа Мантенья и его картине, уместно сказать, что этот художник оказался удивительным провидцем.
Вон наверху, в самом начале этого поста шла речь о том, что одна из стенных башен напоминает римскую Сторожевую башню. Вот она, ещё раз, поближе:


Напоминать-то напоминает, но не будем забывать, что это всё-таки Иерусалим, а не Рим или Константинополь.
И вот мы видим, что ворота в этой башне, ближайшие к Гефсиманскому саду, заложены кирпичом, как впрочем они замурованы и сейчас:


А между тем, Золотые Ворота Сулейман I замуровал только в 1541 г., то есть через 80 лет после того, как Мантенья нарисовал эту картину.

Кроме того, художник предвидел современные системы кондиционирования и антены сотовой связи:

(стоит напомнить, что почти все картинки можно щелчком увеличить)

Ну, пожалуй здесь пока хватит. Уже десятый пост пишу как бы про кроликов, а в действительности ничего про них и не сказал. Надо будет исправить эту небольшую оплошность.
Tags: Мантенья, кролики
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Recent Posts from This Journal